?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

 Вот, согласно плану, сформулировала предпосылки. Причем мысль моя тут нырнула в такие глубины, каких я раньше и не предполагала даже. От удивления я заговорила более серьезным тоном... :)

 Поскольку фактически при написании трактата я отнюдь не рассуждала последовательно, а собирала картинку интуитивно и во многом на ощупь, то сейчас мне приходится выстраивать логику несколько искусственно. Может быть, я при всем старании какое-то звено пропущу. А кое-какие соображения у меня разбросаны в тексте трактата, кто читал (или, может быть, прочтет сейчас) - извините за повторы.

 Построения располагаются в междисциплинарной области, так что предпосылок будет довольно много.

1. Религиоведение.
 Здесь самое общее: распространенность религиозных представлений, сходство некоторых мифических мотивов разных народов. И мнение (вроде бы не опровергнутое), которое я разделяю - что предки (в широком смысле) не были настолько глупы, чтобы пересказывать совсем уж бессмысленные нелепицы и выполнять такие же обряды; стало быть, смысл можно поискать.

2. Структурализм.
 В мифах можно найти структуру.

3. Психология искусства. Можно ведь рассматривать мифические (религиозные) сюжеты как произведения искусства?
 Первая предпосылка заключается в том, что в этих сюжетах было нечто такое, что находило в душах людей отклик, за счет которого верования и бытовали, а также распространялись.
 Вторая (основная) - мифы не только отражали явления окружающего мира и содержание сознания, но их структура соответствовала структуре психических процессов. Причем речь не о статической структуре, а о динамике, заложенной в сюжете; ведь протекание психического процесса - это взаимодействие каких-то элементов в психике, своего рода "сюжет".
 Третья предпосылка - отражение, по крайней мере на этом более глубоком уровне, происходило бессознательно. Ведь в эпоху мифов люди еще не достаточно отчетливо (по сравнению с настоящим временем и уровнем культуры) осознавали движений своей души либо (позднее) осознавали их как воздействие различных божеств, сверхъестественных существ. (Это и по сей день местами сохранилось, по крайней мере на уровне языка. "Бес попутал", например.)
 Четвертая - из множества возникавших мифических сюжетов исторически отбирались те, которые производили большее впечатление, то есть, предположительно, наиболее точно для того времени отразившие работу психики.
 Пятая - мифы производили не просто впечатление на людей, но и некоторое полезное воздействие на психику, возможно, более глубокое, чем очевидное психотерапевтическое (утешение, надежда).

4. Антропология. Возможные функции мифов.
 1) Рефлексивная функция.
 Сознание возникло не в "готовом виде", как сейчас есть. Предполагаю, что оно с течением времени "распространялось" в направлении от "извне" - "вовнутрь". То есть началось все с осознания производимых действий и их желаемого результата, ради того, чтобы лучше согласовывать деятельность в сообществе. (Этот уровень, вероятно, доступен для современных обезьян.) Это совпало с зарождением языка, называнием действий, предметов. Что там в душе творилось, осознавалось вряд ли. Чтобы проживать эмоции, их необязательно осознавать. И ход мышления тоже, достаточно осознать его результат - план действий.
 А дальше, по мере развития языка, возникновения новых слов для обозначения эмоций, воспринимаемых - извне - сородичами, эти слова ассоциировались уже с соответствующими внутренними переживаниями. Причем не в "чистом виде", а неотделимо опять-таки от внешних предметов, событий, эти переживания вызывающих. А восприятие собственных эмоций в "чистом виде", самих по себе - это уже высокодифференцированная вещь, существующая в современных развитых культурах.

 Если эмоции для "перевода в слова" требуется "сужать", дифференцировать, то мышление - наоборот, обобщать, поскольку мыслительные операции, если не брать уровень абстракций, строго конкретны. В конкретной ситуации нужно найти применение конкретным инструментам, чтобы получить конкретный результат. И к тому же мышление недоступно для внешнего наблюдения. Поэтому первые обобщения этих операций - это несколько сложнее, чем обозначить словом наблюдаемые со стороны эмоции соплеменников.
 Л.С. Выготский пишет в книге "Мышление и речь" об этапах формирования понятий у детей. Подростки в его экспериментах были способны сформировать нужное понятие, использовать его в решении задачи, но затруднялись сформулировать словами (глава 5, XVIII). В аналогичных обстоятельствах, должно быть, существовали и наши далекие предки. Тут и могли бы пригодиться ритуалы и образы на их основе.

 Для формирования понятия требуется сопоставить как минимум два объекта или образа. Если ритуал отражает психический процесс, то он является как бы "вынесенной вовне" моделью этого процесса - следовательно, может быть сопоставлен с "оригиналом". Это сопоставление должно было происходить на бессознательном уровне, и это мог быть шаг к осознанию.

 Пример - ситуация выбора из нескольких возможностей. Конкретное содержание здесь могло бы быть "пойти на охоту подальше в лес или на рыбалку на речку, поближе", или еще миллион таких развилок из разных вариантов поведения, а структура одинаковая: из нескольких возможностей выбирается и реализуется человеком в данный момент только одна. Эта структура - обобщение подобных ситуаций; можно предполагать, что в древности было более естественным обобщение, представленное в виде образного ряда, а не в виде словесного описания, ведь образное мышление "старше" абстрактного.

 В ХХ-м веке научные исследования когнитивной деятельности человека активизировались с возникновением компьютеров - некоторой внешней модели мышления. Ритуалы и мифы в древности могли сыграть в чем-то похожую роль, на своем уровне.

 2) "Психотропные" функции мифов.
 Психика - вещь восприимчивая. Возможно, воспроизведение в ритуале структуры, соответствующей тому или иному психическому процессу, воздействовало на протекание этого процесса. Например, ритуал посвящения (с "виртуальной" смертью и получением даров от предков), предположительно отражающий переход к размышлению, к поиску решения насущной задачи, мог бы содействовать "запуску" этого процесса в затруднительной ситуации. Тут должно быть много тонкостей и сложностей, как именно оно работало (если); я обозначаю только очень приблизительное направление.

5. Взаимосвязь явлений.
 В.Я. Пропп в книге "Исторические корни волшебной сказки" соотносит структуру сказок (видоизмененных мифов) с исторической реальностью. Однако между ними есть "мост"  - это психика. Можно предположить, что эти три плоскости оказывали взаимное влияние друг на друга.
 Например, практика жертвоприношений могла  "тренировать" способность выбирать отложенную выгоду в противовес сиюминутной; это (среди других факторов) обеспечило бы возможность перехода к земледелию и скотоводству.
 Здесь возникают новые для работы психики обстоятельства: задачи с планированием действий надолго вперед и сильно отложенным достижением результата (по сравнению с охотой и собирательством). Это сказывается на самой психике - она усложняется, а затем это усложнение отражается в верованиях, наряду с дальнейшим углублением рефлексии. Возникает монотеизм, откуда предпосылки для науки.
(Чуть более подробные рассуждения - в трактате, части 3 и 8.)
 Для науки, может быть, предпосылкой стал не просто монотеизм. Я думаю, что образ Троицы - предполагаемое отражение операции абстрагирования - мог повлиять (и сам по себе, и через сравнения в трудах богословов) на развитие понятийного мышления в Средние века в Европе, что проявилось при благоприятных обстоятельствах Нового времени.

Profile

golovastik_l
головастик Эль

Latest Month

August 2016
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow